11-08-2075

11.08.2075.
Спец-выпуск шоу-программы «Музыкальное насилие»
Ведущий: мистер Радуга.
Специальный гость: Райна Ллойд по кличке Плутон,
победитель последнего гладиаторского чемпионата в Магадане.

Огромный экран гаснет, и одновременно свет в студии вспыхивает ярче.
- Да, скажете вы, после такого остаться в живых невозможно, а если чудо и случится, то жизнь подобного счастливчика на долгие месяцы будет состоять лишь из боли и страданий. Но! Есть те, кто способен утереть нос не только скептикам, но и даже самой Смерти с косой. По количеству отправленных в мир иной врагов – так точно. Наш специальный гость – поприветствуем – Плутон!!!
В отличие от всей репортёрской братии, местный телеведущий с наводящим на двусмысленные ассоциации именем Радуга очень симпатичен Райне. Невысокий, ехидный, эффектный. По мнению Рэй, Радуга с лёгкостью добился бы потрясающих результатов, вздумай он делать карьеру, а не заниматься с таким упоением и отдачей своим излюбленным занятием по изготовлению клипов специфической направленности. Однако работу свою он делает блистательно. Зал восторженными возгласами встречает каждую его реплику.
Ллойд ослепительно улыбается, спускаясь по лесенке для приглашённых гостей к режиссёрскому пульту, за которым на высоком табурете восседает ведущий. В студии маловато места: амфитеатр зрителей мест на сто, пятачок чуть больше квадратного метра, на котором чуть ли не в обнимку умещаются ведущий и его гостья, музыкальная установка за их спинами (иногда Радуга приглашает к себе музыкантов, и они вместе любуются на плоды его творчества, обмениваясь комментариями). Ллойд здесь не первый раз. Она запанибратски кладёт руку на спинку табурета Радуги, и ослепительно улыбается ему прямо в лицо.
- Привет-привет, давно не виделись, красавчик. Ты кажется, подрос? Или причёску сменил?
Гребень ирокеза на голове Радуги внезапно окрашивается тёмно-алым, переливается всеми оттенками адского пламени, потом снова превращается в его обычную пародию на палитру сумасшедшего художника. Райна опасливо отодвигается, ухмыляясь, но Радуга и не думает отвечать на подначку. Он неторопливо оглядывает фигуру собеседницы, от кончиков потёртых ковбойских сапог и узких кожаных джинсов до распахнутой короткой жилетки, надетой поверх условно клетчатой рубашки. Условно – потому что ткань рубашки полупрозрачная. Райна оделась в своём излюбленном стиле «мечта неформала». Только излишне жёсткое выражение лица намекает, что она вовсе не знойная и беззаботная секс-бомба, которой стремится казаться. Слегка утомлённый, холодно-равнодушный взгляд выдаёт человека, и в самом деле перевидавшего за свою жизнь немало крови и грязи.
- Хм, обычно на тебе меньше одежды. И больше латекса. Но так мне тоже нравится. Эй, а что означает шерифская звезда у тебя на груди, Плутон? Неужели слухи о твоём вступлении в Е. I. оказались правдой?! – Радуга озорно подмигивает аудитории, ухитряясь при этом не отводить взгляда от декольте Райны. Из зала доносится одобрительный свист и смешки.
- Или это, или то, что у меня самые крутые яйца из присутствующих сейчас здесь, – Рэй улыбается в ответ, сощуривая свои бледно-зелёные кошачьи глаза.
- Что ж, после твоей победы я не советовал бы никому с этим спорить, – Радуга разводит руками и снова оборачивается к зрителям, – вы видели, а?! Какой марш-бросок через огненную реку! Нет, совершенно очевидно, что обычной женщине с этим не справиться, даже на железном монстре, косящем под мотоцикл. Разве что с подобными специфическими имплантами, мда…
В зале гогочут.
Видимо, перед тем, как её пригласили в студию, по огромному экрану демонстрировали под мрачно-напряжённый «металл» нарезку из съёмок её подвигов в недавно закончившемся сезоне Магаданского гладиаторского турнира. Надо бы позаимствовать копию для коллекции. Зрелище обещает быть крайне захватывающим. Часть видеоматериалов – записи с видеокамер в глазах и на пистолетах – она передала Радуге лично на прошлой неделе. Другие кадры он наверняка добыл у репортёров, освещавших турнир в масс-медиа.
- Ладно, хорош. Кто мне недавно жаловался на недостаток эфирного времени? Я хочу сегодня увидеть хоть один твой клип. Или ты предпочитаешь и дальше перебрасываться шуточками?
- А ведь верно, – вздыхает Радуга. Он поднимает к глазам ладони, на которых светятся какие-то записи, – наши телезрители, Плутон, очень интересуются подробностями твоей интригующей личной жизни, и они задали мне чёртову уйму вопросов. Но, поскольку их слишком много, а наш план на сегодня включает ещё один номер, помимо моего шедевра, то ограничимся самыми насущными.
Он сжимает правую ладонь в кулак, чтобы надписи на ней погасли, и смотрит на левую. Проводит пальцем по мелькающим строчкам.
- Зачем нам неудачники?.. Итак, блиц-опрос.
- Приступай, – широко и хищно ухмыляется Райна. На её клыке сверкает крохотный бриллиантовый страз. Операторы из съёмочной группы Радуги подходят поближе, камеры в их глазах зафиксируют её лицо крупным планом.
- Первый вопрос самый животрепещущий: почему всё-таки корпорация Евразия пригласила тебя на службу?
«Потому что они знают, зачем мне так нужны деньги. Опытный убийца со слабостями, которому некуда деваться – идеальный вариант работника».
- Очень просто: потому что у них всегда должно быть самое лучшее. А я – лучшая в своём деле. Согласен?
- По меньшей мере, единственная. Если мы говорим о финале Магаданского турнира, – бормочет Радуга.
- Да, игра получилась жёсткая, – соглашается Рэй невинным тоном.
- Думаю, мы все это видели, – Радуга сверяется с записями, – в связи с этим второй вопрос: что об этом всём думает твоя семья? Если, конечно, она у тебя есть?
- Мне показалось, или меня только что обозвали выродком? Нет? Ну ладно. Конечно, у меня есть семья. Думаю, папочка гордился бы мной. Если бы был жив… Я, можно сказать, пошла по его стопам.
- Я слышал, сценическое имя ты позаимствовала у него?
- Ну, надо же было продолжить славную семейную традицию. Когда-то оно до судорог пугало самых отъявленных психов с арены. Правда, из них мало кто выжил к моменту моего участия в турнирах. Что же касается моего брата… Привет, братишка, если эта передача случайно попалась тебе на глаза!.. Вряд ли он решил на меня взглянуть самостоятельно. Мы с Валентином не то чтобы очень дружная семья. Зато моя дочь не пропускает не одной передачи с моим участием, – Райна улыбается операторам. Улыбка выходит слишком уж нежной и искренней, по-видимому, потому что Радуга смотрит на неё с удивлением.
- Маленькая девочка, смотрящая передачи с участием мамы-гладиатора? Звучит страшно!
- Почему? Зато она знает, что мама и на этот раз всех победила и вернётся домой живой и невредимой. Работы, знаешь ли, у меня много, поэтому дома я бываю не то, чтобы часто. Поэтому, – она подмигивает, – чем больше ты выпустишь передач с моим участием, тем больше Мелисса будет тебе благодарна. Она, кстати, называет тебя «такой разноцветный красавчик».
- Хорошо, не «гномик», – буркает Радуга, невольно расплываясь в улыбке, и машет рукой, – спасибо, детка! Ок, тогда следующий вопрос: теперь ты полностью преданна Корпорации Евразия?
- Что за вопрос? – возмущается Ллойд, – их тебе наш отдел кадров пишет, что ли? А если серьёзно… Эй, это же ребята, которые платят мне кучу бабок за то, что мне нравится делать! Это называется «купить с потрохами».
- Зато честно, – смеётся Радуга и хитро смотрит на неё, – а если найдётся кто-то более добрый и щедрый?
- Ну… – Рэй делает вид, что задумалась, – им придётся действительно постараться, чтобы доказать мне свою щедрость! – «Или, например, прислать мне отрезанный палец кого-то из родных…» – уточняет она про себя, вслух продолжая развивать тему:
- Думаю, здесь без шансов, приятель! В конце концов, пока они меня выбирали, я тоже выбирала их. И я практически уверена, что Е. I. и есть самые добрые и щедрые. Ты думаешь, они были единственными, кто приставал ко мне предложениями совместной работы после моей громкой победы? Но эти ребята однозначно были лучшими. Подумай, они обеспечивают меня всем, что можно пожелать, просто за то, чтобы я продолжала стрелять в людей – только теперь из их пушек.
- И впрямь, симпатяги. То есть ты действительно работаешь на Евразию честно и преданно?
- Хм… Давай так: я достаточно умна, чтобы понимать, что я умна недостаточно, чтобы обманывать своё начальство. Поэтому да – честно. И преданно. Конечно.
Они смеются.
- Начальство, да? – продолжает гнуть свою линию ведущий, – я не представляю тебя – и начальство. Фактически, я знаю тебя как человека, готового вышибить мозги любому несчастному, кто ненароком повысит на тебя голос. А уж выписать штраф… Не, друзья, называйте меня трусом, но мне не хочется даже представлять себе такое!
Зал со смехом соглашается в том смысле, что они не прочь на такое посмотреть. Ллойд укоризненно качает головой:
- Эй, не так уж я и ужасна, а? Я знаю, гладиаторы редко собираются в стаи, разве только на время, если для победы сложно добраться в одиночку. Но кто сказал, что я не смогу играть в команде? А команда предполагает лидера. Другое дело, что сама я не хочу быть тем парнем, который получает все шишки да ещё постоянно задерживается на службе, чтобы написать отчёты и поругаться с бухгалтерией. Так что своё непосредственное начальство я уважаю и люблю нежно и трепетно за все тяготы, которые оно испытывает вместо меня.
- Что ж, убедительно. Я уже готов поставить пару кредитов на то, что ты не пристрелишь никого из коллег до конца этого года, – в голосе Радуги ехидство удивительным образом смешивается с искренностью, – с этим разобрались. А что ты скажешь о своих врагах?
- Врагах? – переспрашивает Райна. Её, в принципе, часто спрашивают об этом, и, хотя контекст новый, она отвечает то же, что и обычно:
- У меня есть соперники – это да. Но это бизнес. И мы, все, кто выступает на арене, профессионалы. Умеем разделять шоу и личное. Какие враги? Посмотри на меня. За что меня ненавидеть?
- Ну, не знаю. Какие-нибудь вредные привычки? – охотно подхватывает шутливый тон Радуга, – может быть, ты слишком громко поёшь в душе? Подрезаешь на дорогах людей выше тебя рангом? Любишь свои пушки больше, чем своего парня?
- Эй! Мои пушки законно получают всё полагающееся им внимание. Они регулярно спасают мою жизнь, чего не скажешь о большинстве знакомых мне парней. А из вредных привычек мне на ум приходит только любовь к вельтболу. Грязная игра, но так затягивает!
- Ну, мне кажется, что сам образ жизни, который ты ведёшь, предполагает недругов и завистников. Агенты конкурирующих корпораций, правительственные силы, готовые строго карать за любую вольность… Может, какой-то личный злопыхатель?
- Жаль разочаровывать интересующихся, но нет. Увы. Или, возможно, этот гнусный тип очень хорошо скрывается, – «Интересно, кого я могу назвать своими врагами? Семью первого любовника, которые так решительно воспротивились нашим с Виктором отношениям и моей беременности, что чуть не угробили меня и Лилу за компанию? Или товарища, которого я сама чуть не пристрелила однажды, обколовшись боевыми наркотиками и забыв обо всём, кроме огромного денежного приза? Нет, наверное. Я всегда умела становиться мирной и безобидной, оставаясь при этом живой».
- Ладно. С врагами немного прояснили. А как насчёт друзей? Близких людей?
- Если ты хочешь узнать, есть ли у меня кто-то кроме тебя, кудрявый, то могу тебя обрадовать, – язвительно говорит Райна, потом её лицо смягчается, становится необычно нежным, – у меня мало друзей, но они прекрасны. Моя лучшая подруга – самый крутой оружейник из всех, что я знаю. Мой друг юности, по ходу, простил мне даже мою попытку его пристрелить. Или, по крайней мере, по-джентльменски делает вид, что простил. Что ещё? У меня чудесная дочь.
- Какая из? – хитро прищуривается ведущий.
- Моя старшая – не тема для обсуждений.
- Потому что она взрослая?
- Заткнись. Потому что она может обсудить себя сама. А я – молода и прекрасна! И попрошу без дальнейших намёков.
- Ммм. Ладно, уговорила. Получить пулю в коленную чашечку как-то не входило в мои планы на сегодня. Тогда расскажи о младшей.
- Мэл… – Ллойд невольно улыбается, показывая ямочку на щеке, – Мелиссе восемь. Она гений. Я имею в виду, она из тех ребят, у которых уровень интеллекта превосходит наш с тобой раза в два. Она много рисует – не как дети обычно, а картины, похожие на красивые сны, – и пишет электронную музыку. Она помнит столько фактов из истории, сколько я никогда и не знала. Ещё до того, как научилась читать, требовала ставить себе все эти образовательные передачи. Она редко выходит из дома и мало общается со сверстниками – у меня есть подозрение, что они её мало интересуют. А ещё она красавица. И она делает мою жизнь счастливой. Осмысленной, знаешь.
- Обычно люди говорят так про своих возлюбленных.
- Это те, у кого ещё нет детей, я считаю, – серьёзно возражает Райна. Как ни удивительно, некоторые зрители уважительно аплодируют, – для чего ещё жить в этом грёбанном мире, который прекрасен и жесток, но больше всё-таки жесток?
- Ради любви? Ради денег? Ради славы? – пожимает плечами Радуга и примирительно поднимает руки, – ок, я тебя понимаю. И уважаю. По-моему, ты классная мама. И всё же. Любовь. Мы же хотим знать о тебе самое интересное!
- Что тут интересного? Любовь со мной иногда случается, – Райна многозначительно подмигивает, – об этом можно судить хотя бы по двум детям. Самая большая случилась в семнадцать лет. Ах, это обаяние русских аристократов!
- И как же звали этого счастливчика? – наигранно ревнивым голосом осведомляется Радуга.
- Виктор Чернов, – томно тянет Райна.
- Что-то не припомню такой аристократической фамилии.
- А ты думал, я назову настоящую? Размечтался. Мы были самыми счастливыми и сумасбродными идиотами, гонявшими на байках по Ночному Лондону и задиравшими всех, кто попадался нам на пути. Потом родилась Иззи, а потом наши пути разошлись.
- Однако ты до сих пор вспоминаешь его самым восторженным образом.
- Да, первая любовь – самая трогательная…
- Расскажи лучше про последнюю. Как насчёт правдивой истории о твоём бурном романе в полуфинале чемпионата с твоим соперником?
- А что, кто-то ещё не знает об этом? Странно. Ничего особенного, дружище. Мы с Щукой друг другу нравились, но не настолько, чтобы он отказался от идеи грохнуть меня, когда в финале ему представилась такая возможность. Но я успела первой. Чего тебе ещё рассказать?
- Ответь мне честно: тебя никогда не мучают сожаления о погубленных тобой людях и о брошенных мужчинах?
- О, это просто. Нет. Следующий вопрос?
- Плутон, ты – самая неромантичная женщина из тех, кого я встречал в своей жизни! Даже не знаю, хочу ли я узнать о тебе больше – велик риск разочароваться в идеале. Впрочем, конечно, мы любим тебя не за романтичность…
- А за моё прекрасное тело, снятое во всевозможных ракурсах, я знаю.
- И тебе это нравится, признайся!
- Точно. К счастью, ограниченное эфирное время спасает тебя от сложного морального выбора. Обрати внимание на отчаянную мимику своего ассистента.
- Да-да, вижу. Спасибо, Джесс! Последний вопрос. Сосредоточься, Плутон, это серьёзно, – Радуга, небрежно тряхнув кистью, убирает с ладони надписи и смотрит на неё в упор, почти без улыбки. Только уголки губ слегка подрагивают, – когда же мы все, твои преданные поклонники и фанаты, увидим тебя на арене вновь?
Судя по гудению зала, вопрос и впрямь насущный. Ллойд оборачивается к зрителям (а заодно и к операторам) и чуть приподнимает брови в удивлении:
- А что? Разве что-то изменилось? Я по-прежнему убиваю людей за деньги. Торжественно обещаю и впредь делать это красиво – чтобы оставлять вам возможность и дальше любоваться на клипы «Музыкального насилия» с моим участием.
Зал взрывается аплодисментами, добродушно смеющийся Радуга тоже хлопает несколько раз в ладоши.
- С вопросами на сегодня покончено, и пришла пора обещанного сюрприза. Пусть никто не скажет, что я бросаю слова на ветер! Плутон, взгляни-ка сюда!
По щелчку пальцев коротышки-ведущего накрытая чехлом музыкальная установка позади них освещается софитами, а помощник Радуги эффектным жестом сдёргивает чехол. И оказывается, что вместо привычных инструментов на площадке для музыкантов возвышается огромный, монструозный мотоцикл весьма зловещего вида. Зрители слаженно охают и начинают аплодировать в предвкушении зрелища.
- Как тебе это, а?! – довольный Радуга хлопает чудовище по стальному боку, – один мой хороший приятель согласился предоставить мне своего верного друга на сегодня только после того, как узнал, чья роскошная задница на нём будет сидеть. Не разочаруй нас!
Райна понимает, что обречена.
- А смешно бегать и уворачиваться от колёс будешь ты? – хмуро вопрошает она вполголоса.
- Хм, было бы забавно, – улыбается в ответ Радуга, – но нет, я приготовил кое-что получше. Огненная стена, господа!
Аудитория стонет от восторга. Ллойд округляет глаза:
- Здесь, в студии? Шутишь?!. – начинает было она, но в зале слышится звук наподобие «вввух», и обернувшись, Рэй видит, что лестница, по которой она спускалась полчаса назад, уже полыхает разноцветным пламенем. Вполне настоящим с виду.
- Не шутишь, – заключает Райна, – ладно же. И не говори потом, что я не старалась уберечь твоё режиссёрское гнёздышко от разрушений!
- Я готов рискнуть, – Радуга ухмыляется поистине дьявольски. Удивительно, что не видно рожек, – как тебе байк?
Ллойд проводит рукой по грубому кожаному седлу:
- Неплохо. Знаешь, есть два вида машин: неплохие – и «Харлей». Этот даже хорош для первого типа, – за эту фразу «HD Europe» заплатит ей отдельно. Хотя это и совпадает с личным мнением самой Райны, – ну, держитесь!
Она надевает глянцево-чёрный шлем, перекидывает ногу через седло, и двигатель взрёвывает разбуженным зверем. Публика начинает бешено аплодировать.

*

Через час после окончания программы Ллойд выходит из студии, задумчиво сжимая в пальцах стаканчик с кофе, и медленно бредёт в сторону парковки. Вопросы, заданные ей сегодня Радугой, всколыхнули целый ворох воспоминаний и мыслей.
О Валентине, младшем братишке, оставшимся в шесть лет сиротой при взбалмошной старшей сестре-подростке, которая заботилась о нём, конечно, но главной целью полагала заработать побольше денег, чтобы их не вышвырнули из родительского дома, маленького особнячка в той части Старого Лондона, которая исторически называлась Бишопсгейт. Не знавший отца и так рано потерявший мать мальчишка рос почти беспризорником, но не опустился и не стал преступником. По крайней мере, он ни разу не попадался даже на компьютерных преступлениях, что, впрочем, говорило скорее о мастерстве хакера, нежели о безупречном поведении. А в пятнадцать лет Вал сам, в свою очередь, взял на себя заботу о маленькой племяннице, когда у Райны родилась Мелисса, и времени на старшую дочь перестало хватать. В отличие от Райны, которая бросила знакомство с преступным миром в пользу менее денежных, зато более безопасных выступлений на арене, Валентин и по сей день сотрудничал с Фирмой, поздравлял племянниц с Рождеством и так и не простил сестре дружбу с бросившей его Лилу.
О Викторе, главном мужчине её жизни, решившем отказаться от любовницы и их общей дочери ради семейного бизнеса и привилегий, предоставляемых ему положением в обществе. Яркий, задорный, нежный и безумно влюблённый в Райну юноша постепенно вырос в умного, сильного, уверенного в себе и многого достигшего в жизни мужчину, а их любовь превратилась в лёгкий флирт при редких встречах. Женившись по протекции семьи и так и не заведя других детей, он считал своим долгом обеспечивать свою дочь. Девять лет назад они сблизились вновь, но… После нескольких неприятных инцидентов, предположительно, подстроенных родственниками, он перестал общаться с Райной совершенно, попросив обращаться к нему только в исключительных случаях. Ллойд же не стала обращаться и вовсе, заявив в запале, что к её младшей дочке он не имеет никакого отношения, а она сама способна обойтись без его помощи. Они не виделись восемь лет, и всё же иногда она ловила себя на том, что скучает.
О Таке. Человек, которого она знала почти всю жизнь, который был её другом и товарищем всю их юность, которого она пыталась убить, осознанно, хладнокровно и равнодушно, и который никак не показывал ей своей неприязни теперь, когда они стали коллегами. Она не знает, как к нему относиться, чего от него ждать, и это заставляет думать о нём чаще, чем стоило бы. Но, как ни крути, она сама виновата в том, что потеряла хорошего друга.
Об Изабелле, которая тоже теперь живёт в Лондонском Шпиле, в собственном доме, и навещает мать и сестрёнку только в редкие выходные, не занятые учёбой и тренировками. О её нелюдимости и нежелании выглядеть красиво, о её опасных увлечениях, которые не должны волновать Райну теперь, когда дочь выросла во вполне самостоятельную и независимую личность… Но всё-таки волнуют.
О Лилу и старом байке Ллойд (ещё более страшном, чем сегодняшний кадавр), который они вместе собирали и снаряжали оружием и бронёй специально к соревнованиям в Магадане и который принёс своей хозяйке победу и славу, но не пережил искромётного финала. Подруга сказала, что без проблем и с большим удовольствием поставит ракетницу и броню на новый мотоцикл.. Но это, конечно, потребует времени. И очередную чёртову кучу денег…
- Райна, эй! – Радуга догоняет её уже на стоянке и хлопает по плечу, выводя из состояния глубокой задумчивости и подкрадывающейся меланхолии, – хотел ещё раз сказать – это было круто! Без дураков. И спасибо, что не разнесла мою студию.
- Не сказать, чтобы от меня что-то зависело. Огонь был настоящем, знаешь ли! – Райна качает головой, – это был последний раз, когда я повелась на подобные предложения, учти, Джеки. Ты должен мне хорошую выпивку.
- А ты мне – хорошую рекламу, – парирует он, – поверь мне, сегодняшний трюк с прыжком через огонь верхом на мотоцикле поднял твой рейтинг до заоблачных высот!
- Ещё больше безмозглых фанатов, пристающих ко мне на улицах с дурацкими предложениями? Боже мой. А если серьёзно, спасибо. Твои клипы изображают меня в сто раз круче, чем я выгляжу на самом деле.
- Со всем моим удовольствием. Ты же знаешь, мне просто нравится работать с кадрами аппетитной полуголой цыпочки, – Джек подмигивает и как бы невзначай проводит ладонью по её талии.
- Обязательно предоставлю тебе возможность поработать с оригиналом. Когда не буду так торопиться домой, – Райна щёлкает кнопкой, чтобы разблокировать замок своего автомобиля. Радуга со вздохом протягивает руку и галантно придерживает дверь, пока Рэй садится в машину. Наклоняется к приоткрытому окну:
- Ты обещала, смотри. Я запомню, – он «стреляет» в неё указательным пальцем, Ллойд, усмехнувшись, повторяет его жест и трогается с места. И только через пару минут ловит себя на том, что продолжает искренне и немного мечтательно улыбаться.

11-08-2075

E.I. Secure Channel Funt Llex